0
пт / 20:00-22:15
Перформанс

основная программа

Старик и море

пермский академический театр-театр

Эрнест Хемингуэй
СТАРИК И МОРЕ
Читка и перформанс

К 100-летию со дня рождения Юрия Любимова

Адаптация текста, сценография и постановка: Анатолий Васильев
От автора: Алла Демидова
Музыка: Владимир Мартынов
Художник: Петр Попов
Художник по свету: Тарас Михалевский
Костюмы: Вадим Андреев

В эпизодах: Вадим Андреев (африка), а также Александр Закутский, Тимур Кабилов, Сергей Черных (море)
В спектакле музыка звучит в записи Ансамбля Опус Пост п/р Татьяны Гринденко

«Старик и море» — первый после длительного молчания российский спектакль режиссера Анатолия Васильева. Спектакль про театр как судьбу, жизнь и как чудо. Он посвящен режиссеру Юрию Любимову, с именем которого связана эпоха театральной и гражданской свободы в России во второй половине ХХ века. В постановке звучат два голоса: драматический — легендарной актрисы Аллы Демидовой, сыгравшей ведущие роли в любимовских спектаклях в московском Театре на Таганке, и музыкальный — культового композитора Владимира Мартынова.

Мировая премьера постановки состоялась 19 июля 2017 на Международном театральном фестивале им. А. П. Чехова

Алена Карась, Colta.ru:

В лучах светового занавеса, знаменитого занавеса Любимова, мы теряем из виду актрису, голос ее отделяется от тела и входит в чеканный акустический спарринг с музыкой Владимира Мартынова. Схватка старика с акулами — последняя, безнадежная и безупречная его битва за красоту и жизнь — похожа на механический балет: щупальца, спрятанные под голубой тканью до времени, вдруг просыпаются и начинают погоню за лодкой. Хрустальный бисер морских брызг, разбуженный этой тайной механикой, взлетает над поверхностью сцены, и в какой-то момент кажется, что она отступила, стала морем. Так, после множества механических усилий языка и нёба, вдруг рождается образ, живая жизнь. Васильев знает цену этим контрастам. Он сам как рыбак — давно научился терпеливо ждать, когда наживка сработает. Вместе с заклинателем пространства Игорем Поповым они придумали столько «наживок», столько восхитительных механизмов и объектов, что из них можно было бы составить целый музей.

Если занимаешься театром как жизнью, то оказываешься у последней черты, рядом с самим творением. Они заплыли слишком далеко. Этот гибельный восторг искусства, кажется, всегда был темой Васильева. В притче о старике и море можно прочитать всю его жизнь в искусстве как один свиток, как тихое касание ткани, ветра, волны, судьбы.

Алла Шендерова, «КоммерсантЪ»: 

Васильев посвящает этот реквием всем великим театральным исканиям. Здесь есть и поклон китайской опере – «настоящий» лев, выходящий на сцену, едва старику удается заснуть, привязав к ноге леску, и спецэффекты, достойные Нового цирка, который так часто привозят на Чеховский; нарисованная на занавесе лодка напоминает иероглиф — это об увлечении русских режиссеров

Востоком, а Демидова, застывающая в призрачном свете как трагическое изваяние, — явный оммаж спектаклям Роберта Уилсона. Есть в спектакле и много чего еще. Из Любимова. Из Демидовой. Из Васильева. Из нашей собственной жизни, которая лишена смысла, но жить, как доказывает этот спектакль, стоит так, будто этот смысл есть.

Международный театральный фестиваль им. А. П. Чехова
Департамент культуры города Москвы
При содействии Регионального общественного фонда поддержки Международного театрального фестиваля им. А. П. Чехова

Фото Павел Антонов

Возрастная категория: 12+

перейти к событиям